Ivan Aivazovsky, 1817-1900


Ivan (baptised as Hovhannes Aivazian) Konstantinovich Aivazovsky was born on July 17 (N. S. July 29), 1817, in a beautiful town on the Black Sea coast, Feodosia (Taurida province, Russian Empire). He came from an Armenian family. When he was eleven years old, Ivan Aivazovsky got lucky. He loved to draw, but the family could not provide the young boy with any art supplies and materials, and he painted outside with charcoal on the whitewashed exterior walls of houses. Once, such one of the coal sketches was noticed by a friend of his father, a city architect. He introduced the talented boy to the mayor of Feodosia and senator of the Tauria (Crimea) province, Alexander Kaznacheev, who was kind enough to place little Ivan in the Tauride gymnasium in Simferopol in August 1831. It is likely that Ivan Aivazovsky would never have become an artist if not for the patronage of Kaznacheev at first. The truth is that he was born in the family of a merchant who went bankrupt during the plague of 1812, and in order to feed her five children, Aivazovsky’s mother was working very hard taking any job that was available. The boy himself worked as a peddler in a coffee shop, but happiness smiled at little Ivan, as the artist himself said to one of his biographers much later in life.

After graduating from the gymnasium in 1833, Ivan was sent to study in the Imperial Academy of arts in St. Petersburg. The government has sponsored his education. In those days this situation was an unheard-of kind of exception as the Academy was taking mostly the children of the nobility and upper class. Aivazovsky again got lucky – he was enrolled in the landscape class of Professor Maxim Vorobyov. In an era when pompous historical paintings occupied the central place in Russian art, Vorobyov tried to ignite the imagination of his students with the romantic beauty of nature. Aivazovsky copied the works of Dutch, French, German painters and Russian masters: Fyodor Matveev (1758 – 1826), Sylvester Shchedrin (1791 – 1830), but at the same time, he was stubbornly looking for his individual style. Well-deserved success came in September 1835, when eighteen-years-old Aivazovsky received a silver medal of the Academy for the "Etude of air over the sea" and the "View of the seaside in the vicinity of St. Petersburg”. In the winter of 1835, at the invitation of Emperor Nicholas I, the fashionable French marine painter Philippe Tanner (1795 – 1878) came to Russia. Aivazovsky was assigned to Tanner as his pupil and assistant. At that time, a large exhibition of works by the French artist was supposed to be in the process of development. As a preparatory material for Tanner Aivazovsky has painted several sketches from life. Unable to withstand the stress, he got sick but continued to work. During his illness he was visited by one of the professors of the Academy Alexander Sauerweid (1783 – 1844), delighted with the works of young men, he advised him to show them at the Autumn exhibition of the Academy of Arts in 1836 under his own name. The paintings were a huge success. Tanner was furious; he had forbidden the young man to paint pictures on his own. The French artist complained to the Emperor himself, saying Aivazovsky had pretended to be sick, and that he had secretly prepared for the exhibition. The young artist was forgiven only six months later and transferred to another class of the Academy.

After only a few months of studying in the Sauerweid’s class of battle painting, in September 1837, Aivazovsky received the First Gold Medal for the picture titled "Calm". Besides, his paintings were bought for the Academy by the Emperor. In fact, thanks to the Emperor’s support, who deeply appreciated the talent of the artist, Aivazovsky was quite early sent as a pensioner for the development of his artistic virtuosity first for the two years in the Crimea in 1838, and then abroad. Ivan Konstantinovich briefly returned to St. Petersburg in the late summer of 1839 to obtain a certificate of graduation from the Academy, his first official rank and the noble title. Professor of the Academy Karl Brullov also has noticed the talented young man. It was Brullov who introduced him to the circle of the brotherhood, whose regulars were composer Mikhail Glinka, historical novelist Nestor Kukolnik, poet Vasily Zhukovsky. Aivazovsky quickly became a welcome guest in this society. It turns out that he was not only a great artist but also a musician. He amazed everyone with his virtuoso violin playing. Subsequently, Glinka included several of his tunes in his opera “Ruslan and Lyudmila”. In order to further improve the skills, the Academy sent the artist to Germany, England, France, Italy – and an immense success was coming to him everywhere. Aivazovsky also visited Switzerland, Spain, Portugal and Holland. The artist, in general, travelled a lot throughout his life. He managed to visit the Caucasus, and made numerous trips to Constantinople, went to Egypt during the opening of the Suez Canal, and travelled to America. The artist's life was filled with memorable and exciting events, fresh impressions, and communication with a variety of outstanding, legendary personalities.

In Italy, where the artist arrived in 1840, he also had a triumph. Later, in 1874, the famous Uffizi gallery even commissioned Aivazovsky his self-portrait. Such an honour had only been awarded to Orest Kiprensky (1782 – 1836) among the Russian artists before Aivazovsky. The Pope Gregory XVI himself offered to buy an epic canvas titled “Chaos” (1841) for the Vatican, which the artist presented to the pontifex as a gift, and Gregory XVI, in his turn, awarded Aivazovsky a gold medal. The artist has worked tirelessly and productively. A trip to Italy became a landmark for Ivan Konstantinovich: for the first time, he has realised that memory is his main artistic tool. An improvisational method comes to the forefront in his paintings, almost completely replacing the life drawing. For a long time, the artist was living in southern Italy; he especially liked the area close to Sorrento. In 1842, Ivan Konstantinovich painted "The Bay of Naples on a Moonlit Night". This canvas was seen by Aivazovsky's contemporary, the famous English artist, Joseph Mallord William Turner (1775 – 1851). At that time, already a world-famous master, Turner dedicated a rhymed eulogy in Italian to Ivan Konstantinovich.

Ivan Aivazovsky spent almost four years in Europe. He came back to Russia at the age of twenty-seven in the autumn of 1844. At home, he has been already perceived as a great artist: St. Petersburg aristocrats were willing to pay a considerable amount of money for his works. He was appointed the "official artist of the Russian Navy to paint seascapes, coastal scenes and naval battles". Upon return, Ivan Aivazovsky immediately received a substantial Imperial commission to paint views of Baltic coastal cities-fortresses. In 1845, Aivazovsky travelled to the Aegean Sea with Duke Konstantin Nikolayevich and visited the Ottoman capital, Constantinople, and the Greek islands of Patmos and Rhodes. In 1846, on the eve of the tenth anniversary of his artistic career, Aivazovsky organised an exhibition of paintings in Feodosia. He eagerly participated in other exhibitions, both in Russia and abroad, and has become even more popular and loved by the public. During his life, Aivazovsky had about 125 solo exhibitions. Often, the artist donated money, which was earned from exhibitions to charity. In 1847 he became a Professor at the Imperial Academy of Arts in St. Petersburg. Aivazovsky also was a member of the academies of Rome, Florence, Paris, Amsterdam and Stuttgart. Often spending time in different parts of the Crimea, Aivazovsky still preferred his beloved Feodosia. He has bought a large plot of land next to the sea. Ivan Konstantinovich immediately has begun to build a house there in the style of Italian country villas of the Renaissance with a spacious studio, where he lived for more than half a century. The artist often said that "my address is always Feodosia”. He was the first person who was awarded the title of honorary citizen of the city of Feodosia.

When being in St. Petersburg, Aivazovsky mainly frequented with visits to the house of a wealthy and noble family which had two daughters of marriageable age. Parents considered the artist an enviable groom, but to their surprise, he proposed not to one of their daughters, but to their governess, who had been educating these young ladies, an Englishwoman, Julia Graves. Aivazovsky himself believed that his best paintings were created after he got married as he was extraordinarily inspired. The fact that Ivan Konstantinovich had preferred to marry a governess instead of eminent aristocratic ladies from one of the most high-rank families has caused a scandal in St. Petersburg. Right after their wedding in 1848, the young couple left for Feodosia. Ivan Konstantinovich and Julia Graves were quite happy together for a while. They had four daughters, but at some point, the relationship broke up: after twelve years of marriage Julia took her daughters and left her husband.

Demonstrating great interest in history and archaeology, Aivazovsky in 1853 appealed to the Ministry of the Imperial Palace and the Lands with a proposal to make archaeological excavations in the Crimea. With his active participation, at least 80 mounds were explored during the summertime. In the same year, for a significant contribution to the development of historical research, Aivazovsky was elected a full member of the Russian Geographical Society. That work, which he was giving so much time and energy, provided him not only joy but also allowed him to help his dearest city. In 1871, Ivan Konstantinovich at his own expense constructed a new building for the Archaeological Museum on Mount Mithridat. The artist has been so generous and kindhearted hat he always tried to participate, to help, to benefit both the city where he lived and the people with whom he communicated. Aivazovsky had a sufficient amount of experience, skills, and most importantly, a great desire to share them with talented young artists. The idea of creating an art school in the South of Russia has long worried him. Unfortunately, he did not get permission to open such a school, but it did not stop Aivazovsky, and he still opened an art studio in 1865. Among his students are many famous names: Adolf Fesler (1826 – 1885), Emmanuel Magdesyan (1857 – 1908), Lev Lagorio (1828 – 1905) and others.

During his lifetime, Aivazovsky created around 6000 paintings, 4000 of which represent the raging sea. His favourite subjects were violent sea storms and shipwrecks. Another topic that has always been of great concern to the artist was the national liberation war of people. The 19th century was a period of genocide and a rather harsh policy pursued by the Ottoman Empire towards Armenians. Aivazovsky, being an Armenian, felt this tragedy very keenly, so, of course, he supported the liberation struggle of the peoples in Europe and not only Armenians.

In 1880, Aivazovsky again took up the construction of his house. The original look of the building which was created in 1847 was present until the early 1880s. Aivazovsky added a large exhibition hall to the house, which was announced as the third public art gallery in Russia after the Hermitage in St. Petersburg and Rumyantsev Museum in Moscow. Despite his venerable age, Ivan Konstantinovich still worked hard and led a very active lifestyle. The artist married a second time in 1882 with a widow of a local merchant, a young Armenian woman, who was 40 years his junior, Anna Nikitichna (Mkrtychevna) Sarkisova-Burnazyan. This very harmonious and happy marriage lasted until the end of the artist's life, his wife outlived him for 44 years. In 1885, Ivan Konstantinovich was granted the rank of Privy Councillor, which had not been awarded any artist before him.

In 1887 Aivazovsky again came to the aid of his native city; Feodosia always suffered from lack of water. Two terrible droughts destroyed several water sources, and the artist has made an invaluable gift to residents of the fifty thousand litres of pure water which were received for the city's needs every day from Subashskiye water reservoirs located on the territory of the artist’s another estate in Shah-Mamai, near Feodosia. Three fountains were installed in the city: Aivazovsky himself designed and participated in the installation of two of them. One fountain was dedicated to the memory of Alexander Kaznacheev, and the second artist wanted to devote to Emperor Alexander III, but the Emperor ordered to assign the fountain to Aivazovsky himself. The artist also helped the Armenian church of Surb Sarkis, in which he was once baptised and the parishioner of which he was all his life. After a severe fire in 1888, which Aivazovsky perceived as a personal tragedy, the church needed a significant restoration. The artist has spent a substantial amount of money for the restoration of the Church and personally participated in its rebuilding. Aivazovsky also created a number of paintings for his beloved church. Being a man of wealth and influence, Ivan Konstantinovich supported two more projects that played an essential role in the development of his hometown. Aivazovsky contributed to the expansion of the Feodosia port, defending the idea of building the largest commercial port, not in Sevastopol, but Feodosia. Also, he was the initiator of the construction of the railway "Feodosia-Dzhankoy", which was built in 1892.

In 1892, already late in life, Aivazovsky again went on a journey; this time in North America. The artist outlined in his letter as the primary goal to explore the ocean, visit Niagara Falls, settle in Washington for four months, create a series of new America-themed paintings and exhibit them in the main cities in February, and then move to Chicago in March. This trip turned out to be highly productive and inspirational for the artist. Upon return to his admired Feodosia, he continued to paint pictures of the American series, using his sketches. In 1896, at 79, Aivazovsky was promoted to the rank of full privy councillor. The artist's life ended all of a sudden on April 19 (N. S. May 2), 1900. Even though Aivazovsky was already eighty-two years old at that time, nothing foretold such an early death. He was preparing for a trip to Italy and was full of creative plans. The whole city was grieving at the artist’s funeral and mourning for three days. Aivazovsky’s grave is located on the territory of the Church of St. Sarkis in Feodosia.


Иван (крещен как Ованнес Айвазян) Константинович Айвазовский родился 17 июля (29 июля по новому календарю) 1817 года на берегу Черного моря, в Феодосии, (Таврическая губерния, Российская империя). Он происходил из армянской семьи. Ване Айвазовскому повезло, когда ему было одиннадцать лет. Он очень любил рисовать, но денег на краску и бумагу в семье не было, и он разрисовывал самоварным углем выбеленные наружные стены домов. Однажды этот угольный набросок заметил приятель отца, городской архитектор. С его подачи градоначальник Феодосии, Александр Казначеев, определил начинающего художника в Таврическую гимназию в Симферополе в августе 1831 года. Если бы не этот случай, вполне вероятно, что никогда бы Иван Айвазовский не стал художником, ведь он родился в семье разорившегося в период эпидемии чумы 1812 года торговца; чтобы прокормить пятерых детей, мать нанималась на поденную работу, а сам он подрабатывал разносчиком в кофейне, но счастье улыбнулось маленькому Ване, как сам художник скажет одному из своих биографов позднее.

По окончании гимназии в 1833 году, Ивана отправляют на учебу за казенные деньги в Императорскую Академию художеств в Петербург. По тем временам это неслыханно, ведь обучаться в Академии могли только дворянские дети. Айвазовскому снова везет – он попадает в пейзажный класс профессора Максима Воробьева. В эпоху, когда основное место в русском искусстве занимают помпезные исторические полотна, Воробьев старается зажечь воображение учеников романтической красотой природы. Айвазовский копирует работы голландских, французских, немецких живописцев и отечественных мастеров: Федора Матвеева (1758 – 1826), Сильвестра Щедрина (1791 – 1830), но при этом он упорно ищет собственный стиль. Заслуженный успех приходит в сентябре 1835 года, когда восемнадцатилетний Айвазовский получает серебряную медаль Академии за «Этюд воздуха над морем» и «Вид на взморье в окрестностях Петербурга». Зимой 1835 года по приглашению императора Николая I в Россию приезжает модный французский живописец-маринист Филипп Таннер (1795 – 1878). Айвазовского определяют к мастеру в ученики и помощники. В то время готовится большая выставка работ французского художника. В качестве подготовительного материала для Таннера Айвазовский пишет несколько этюдов с натуры. Не выдержав напряжения, он заболевает, но продолжает работать. Во время болезни его навещает один из профессоров Академии Александр Зауервейд (1783 – 1844), восхищенный работами юноши, он советует отдать их на осеннюю выставку Академии художеств 1836 года под своим именем. Картины имеют оглушительный успех. Таннер в ярости, ведь он запрещал юноше писать картины самостоятельно. Он жалуется самому императору, мол Айвазовский специально сказался больным, а сам тайком готовился к выставке. Молодого художника простили только через полгода и перевели в другой класс Академии.

Проучившись в классе батальной живописи Зауервейда всего несколько месяцев, в сентябре 1837 года Айвазовский получил Большую золотую медаль за картину «Штиль». К тому же, его картины были куплены для Академии императором. Благодаря Государю, которому очень приглянулся талант художника, Айвазовского раньше положенного срока в качестве пенсионера отправляют на стажировку сначала на первые два года в Крым в 1838 году, а потом и за границу. Иван Константинович краткосрочно вернулся в Петербург в конце лета 1839 года для получения аттестата об окончании Академии, своего первого чина и личного дворянства. Талантливого юношу отмечал и профессор Академии Карл Брюллов. Именно он ввел его в кружок братии завсегдатаями которой были композитор Михаил Глинка, исторический романист Нестор Кукольник, поэт Василий Жуковский. Айвазовский достаточно быстро становится в этом обществе желанным гостем. Оказывается, он не только великолепный художник, но и музыкант. Он поражает всех своей виртуозной игрой на скрипке. Впоследствии несколько из наигранных им мелодий Глинка включит в свою оперу «Руслан и Людмила». Для дальнейшего совершенствования мастерства Академия отправила художника в Германию, Англию, Францию, Италию – и всюду его ждал шумный успех. Айвазовский также побывал в Швейцарии, Испании, Португалии и Голландии. Художник, в целом, много путешествовал на протяжении всей своей жизни. Он успел побывать и на Кавказе, и совершал неоднократные поездки в Константинополь, посещал Египет во время открытия Суэцкого канала, ездил в Америку. Жизнь художника была наполнена яркими событиями, новыми впечатлениями, общением с разнообразными выдающимися, легендарными личностями.

В Италии, в которую художник приехал в 1840 году, его тоже ждал триумф. Позже, в 1874 году, знаменитая галерея Уффици даже заказала Айвазовскому автопортрет. Из русских художников подобной чести до него удостаивался лишь Орест Кипренский (1782 – 1836). Сам папа Римский Григорий XVI предлагал купить для Ватикана эпическое полотно Айвазовского «Хаос» (1841), которое художник в итоге подарил понтифику, а тот, в свою очередь, вручил Айвазовскому золотую медаль. Художник много и плодотворно работал. Поездка в Италию становится для Ивана Константиновича знаковой: он впервые осознает, что память и есть его основной инструмент как художника. В его творчестве выходит на передовой план импровизационный метод, заменяя собой написание картин с натуры. Долгое время художник жил в южной Италии; особенно ему приглянулись места вблизи Сорренто. В 1842 году Иван Константинович написал картину «Неаполитанский залив в лунную ночь». Это полотно увидел современник Айвазовского, знаменитый английский художник, Джозеф Мэллорд Уильям Тернер (1775 – 1851). В то время уже всемирно известный мастер, Тернер посвятил этой картине свои восторженные стихи.

Почти четыре года Иван Айвазовский провел в Европе. Он вернулся в Россию в возрасте двадцати семи лет осенью 1844 года. На родине его уже встречали как великого художника: петербургские аристократы выкладывали огромные суммы за его работы. Вернувшись, Иван Айвазовский сразу получил очень крупный императорский заказ написать виды прибалтийских приморских городов-крепостей. В 1844 году Айвазовский также получил статус живописца Главного морского штаба России. В 1845 году Айвазовский вместе с Князем Константином Николаевичем отправился в Эгейское море и посетил столицу Османской империи Константинополь, греческие острова Патмос и Родос. В 1846 году в преддверии празднования десятилетнего юбилея своей творческой деятельности, Айвазовский организовал в Феодосии выставку картин. Он активно участвовал и в других выставках, как в России, так и за рубежом, и стал еще более популярен и любим публикой. Всего за свою жизнь Айвазовский имел около 125 персональных выставок. Зачастую, художник жертвовал деньги, которые выручал с выставок на благотворительность. В 1847 году он становится профессором Императорской Академии художеств. Айвазовский также при жизни состоял в академиях Рима, Флоренции, Парижа, Амстердама и Штутгарта. Часто проводя время в разных уголках Крыма, Айвазовский все же отдавал предпочтение такой горячо любимой им Феодосии. Он купил на берегу моря большой участок земли. Иван Константинович тут же начинает строить там дом в стиле итальянских загородных вил эпохи Возрождения с просторной мастерской, где проживет более полувека. Художник нередко говорил, что «мой адрес – всегда Феодосия». Ему первому было присвоено звание почетного гражданина города Феодосии.

В Петербурге Айвазовский особенно часто посещал одну богатую семью, в которой было две дочери на выданье. Родители считали художника завидным женихом, но, к их удивлению, он делает предложение не одной из их дочерей, а гувернантке, англичанке, Юлии Яковлевне Гревс, воспитывающих их. Сам Айвазовский считал, что лучшие его картины написаны по вдохновению после того, как он женился. То, что Иван Константинович предпочел гувернантку самым именитым светским невестам вызвало в Петербурге скандал. Едва обвенчавшись в 1848 году, молодые уезжают в Феодосию. Иван Константинович и Юлия Гревс были довольно долгое время счастливы. У них родились четыре дочери, но в какой-то момент отношения разладились: спустя двенадцать лет брака Юлия забрала дочерей и ушла от мужа.

Проявляя большой интерес к истории и археологии, Айвазовский в 1853 году обратился в Министерство Императорского Дворца и Уделов с предложением произвести археологические раскопки в Крыму. При его участии только за одно лето были изучены восемьдесят курганов. В этом же году за огромный вклад в развитие исторических исследований Айвазовский был избран действительным членом Географического Общества. Та работа, которой он отдавал столько сил, дарила ему не только радость, но и давала возможность помогать любимому городу. В 1871 году Иван Константинович за свой счет построил новое здание для археологического музея на горе Митридат. Душа этого художника была настолько широка, что он всегда старался поучаствовать, помочь, принести пользу и городу, где жил, и людям, с которыми общался. Айвазовский обладал достаточным количеством опыта, умения и навыков, а главное, огромным желанием поделиться ими с талантливыми молодыми художниками. Идея создания художественной школы на юге России давно волновала его. К сожалению, разрешения на создание такой школы он так и не получил, но это не остановило Айвазовского, и он все же открыл художественные мастерские. Среди его учеников немало известных имен: Адольф Феслер (1826 – 1885), Эммануил Магдесьян (1857 – 1908), Лев Лагорио (1828 – 1905) и другие.

Айвазовский за свою жизнь написал шесть тысяч картин, четыре тысячи из которых изображают бушующее море. Его любимыми сюжетами были бури, шторма и кораблекрушения. Еще одна тема, которая всегда горячо волновала художника это национально-освободительная война народов. XIX век – это период геноцида и довольно жесткой политики, которую проводила Османская империя по отношению к армянам. Айвазовский, будучи армянином, очень остро ощущал эту трагедию, поэтому, естественно, поддерживал освободительную борьбу народов в Европе, и не только армян.

В 1880 году Айвазовский вновь берется за строительство своего дома. В том виде, в котором был построен дом в 1847 году, он стоял до начала 1880х годов XIX века. Айвазовский пристраивает к дому большой выставочный зал, в котором открывает третью публичную картинную галерею на территории России после Эрмитажа в Петербурге и Румянцевского музея в Москве. Несмотря на свой почтенный возраст, Иван Константинович по-прежнему много работал и вел весьма активный образ жизни. Художник женился во второй раз в 1882 году на вдове известного феодосийского купца, молодой армянке, Анне Никитичной (Мкртичевной)Саркисовой-Бурназян. Этот очень гармоничный и счастливый брак продлился до конца жизни художника, его жена пережила его на сорок-четыре года. В 1885 году Ивану Константиновичу было присвоено звание тайного советника, которого до него не удостаивался ни один художник.

В 1887 году Айвазовский вновь приходит на помощь родному городу; Феодосия всегда страдала от нехватки воды. Две страшные засухи уничтожили несколько источников, и художник сделал бесценный подарок жителям: пятьдесят тысяч литров чистейшей воды поступало для городских нужд ежесуточно из Субашского источника в его имении Шах-Мамай, неподалеку от Феодосии. В городе было установлено три фонтана: Айвазовский сам спроектировал и участвовал в установке двух из них. Один фонтан был посвящен памяти Александра Казначеева, а второй художник хотел посвятить императору Александру III, но сам император повелел назвать фонтан именем самого художника. Художник помогал и армянской церкви Сурб Саркис, в которой его когда-то крестили и прихожанином которой он был всю свою жизнь. После серьезного пожара в 1888 году, который Айвазовский воспринял как личную трагедию, церкви требовалась значительная реставрация. Художник выделил немалые деньги на восстановление церкви и сам лично участвовал в ее восстановлении. Айвазовский также написал ряд картин для любимой церкви. Будучи человеком состоятельным и влиятельным, Иван Константинович поддержал еще два проекта, которые сыграли важную роль в развитии его родного города. Айвазовский способствовал расширению Феодосийского порта, отстаивая идею строительство крупнейшего коммерческого порта не в Севастополе, а в Феодосии. Также, он был инициатором строительства железной дороги «Феодосия -Джанкой», которую воплотили в реальность в 1892 году.

В 1892 году, уже на склоне лет, Айвазовский снова отправляется в путешествие; на этот раз по Северной Америке. Художник обозначил в своем письме главной целью изучить океан, посетить Ниагарский водопад, поселиться в Вашингтоне на четыре месяца, написать коллекцию новых американских картин и выставить ее в главных городах в феврале, а после этого, переехать в Чикаго в марте. Отправившись в путешествие по Северной Америке, Иван Константинович много и плодотворно работал. Вернувшись в любимую Феодосию, он продолжал писать картины американской серии, используя свои зарисовки. В 1896 году, в 79 лет, Айвазовский был произведен в чин действительного тайного советника. Жизнь художника оборвалась внезапно 19 апреля (2 мая по новому календарю) 1900 года. Несмотря на то, что Айвазовскому уже было на тот момент восемьдесят два года, ничего не предвещало такой скорой кончины. Он готовился к поездке в Италию и был полон творческих планов. Весь город провожал великого художника и прибывал в трауре трое суток. Могила Айвазовского находится на территории церкви Сурб Саркис в Феодосии.

Bibliography:

Астахов, Ю. (2016) Иван Айвазовский. Альбом. Москва: Белый город.
Барсамов, Н. С. (1962) И. К. Айвазовский. 1817—1900. Москва: Искусство.
Вагнер, Л. Г. (1970) Айвазовский. Москва: Искусство.
Долгополов, И. (1987) Мастера и шедевры. Москва: Изобразительное Искусство.
Иван Константинович Айвазовский. (1965) Москва: Искусство.
Иван Айвазовский. К 200-летию со дня рождения. (2016) Москва: Государственная Третьяковская Галерея.
И.К. Айвазовский. Документы и материалы. (1967) Ереван: Айастан.
Популярная Художественная Энциклопедия. (1986) Москва: Советская Энциклопедия.
Хачатрян, Ш. (2000) Айвазовский известный и неизвестный. Самара: Агни.
Чурак, Г. (2000) И. Айвазовский. Москва: Белый город.

Paintings

The Ninth Wave

The Ninth Wave, 1850

Oil on Canvas, 221 x 332 cm

The State Russian Museum

St. Petersburg, Russia


The Rainbow

The Rainbow, 1873

Oil on Canvas, 102 x 132 cm

The State Tretyakov Gallery

Moscow, Russia


The Black Sea

The Black Sea, 1881

Oil on Canvas, 149 x 208 cm

The State Tretyakov Gallery

Moscow, Russia


Chesme battle in the night from 25 to 26 June 1770

Chesme battle in the night from 25 to 26 June 1770, 1848

Oil on Canvas, 220×188 cm

Feodosia art gallery named after I. K. Aivazovsky

Feodosiya, Crimea


Niagara Falls

Niagara Falls, 1893

Oil on Canvas, 35×52 cm

The National Gallery of Armenia

Yerevan, Armenia


Storm over Evpatoria

Storm over Evpatoria, 1861

Oil on Canvas, 206.6×317 cm

The State Museum and Heritage Site

Pushkin, Russia


The Italian landscape. The evening

The Italian landscape. The evening, 1858

Oil on Canvas, 108×160 cm

Feodosia art gallery named after I. K. Aivazovsky

Feodosiya, Crimea


The Signal of Storm

The Signal of Storm, 1851

Oil on Canvas, 81×117 cm

Tula Regional Art Museum

Tula, Russia