Ivan Argunov, 1729-1802


Ivan Petrovich Argunov was an artist who stood at the very foundation of the Russian school of portrait painting in the XVIII century. He used Baroque techniques, and thus influenced the development of Russian realistic painting, perfectly combining true national identity and foreign techniques in his works. The fate of the artist can be considered quite dramatic, because he was an orphan and, moreover, he spent all his life as a serf. This duality has always troubled Ivan Petrovich: on the one hand, he became a famous and prominent artist, but on the other, legally, he was a slave without any freedom. Ivan Argunov was born in Saint-Peterburg in 1729 and grew up in the family of his uncle Semyon Mikhailovich Argunov, who had served as the butler of the princess of Cherkassky, and later, after the Argunov family became the property of Count Sheremetev in 1743, was the major-domo of the eminent "Million" House on Millionnaya Street in Saint-Petersburg. The family of count Sheremetev was one of the wealthiest families at that time and owned a famous Fountain House (Sheremetev Palace) in St. Petersburg and a grand estate Kuskovo near Moscow. Argunov did not receive any official art education since he was prepared for a life full of many organisational, administrative and economic duties that he had to perform at the behest of Count Sheremetev. However, the Sheremetevs, especially the collector and philanthropist, count Peter Borisovich, loved art and patronised their talented serfs, who were generously given the opportunity to уxpress themselves creatively if not entirely, then, at least, in part. The relationship between little Ivan and art began to form under the influence of his cousins, Andrei Matveev's pupils in the Chancellory of the buildings, who had significantly invested into the formation of the artistic worldview of Ivan Petrovich. His extraordinary abilities soon became apparent, and his uncle, Semyon Mikhailovich, drew the attention of count Peter Borisovich to Ivan's talent.

Thus, thanks to the mercy of his master, who decided to nurture his own 'court' painter out of the gifted boy, in 1746, Ivan Argunov was assigned as a pupil to the German artist, the famous Maestro George Christopher Groot, the court painter of Empress Elizabeth, who arrived from Stuttgart. The Academy of Arts in Russia was opened much later, only in 1758, and during the formation years of Argunov's style and skills, artists were taught quite simply and straightforwardly. For those who started their artistic career, the basic commandments were: watch and try to paint in the same way as your teacher, obey him in everything and do not enter into disputes, and as you learn, you will help him. A few years later, Maestro Groot realised that his disciple, the Count Sheremetev's serf, can now work independently. At the invitation of Groot, Argunov created his first icons for the court Church of the Grand Tsarskoye Selo Palace near St. Petersburg and the Resurrection monastery in New Jerusalem near Moscow. In 1949, the training was officially completed, and Argunov began to combine his duties as a serf and professional artist. He painted his masters, Sheremetevs, a lot. There are portraits of Prince Ivan Ivanovich and Princess Catherine Alexandrovna Labanov-Rostov among the early paintings. These works still have quite discernible features of old Russian traditional painting (Parsuna) and decorative vividness rooted in folk art. In 1753 - 1758, quite unusual pupils were studying in the Argunov's studio: Empress Elizabeth had sent her court singers who lost their voices to be taught by Ivan Fedorovich. Amongst these pupils were Anton Losenko, Kirill Golovachevsky, and Ivan Sablukov, who later all became teachers at the Academy of Arts. Thus, Argunov made a significant contribution to the development of national art education even before the opening of the Academy of Arts in Russia.


Ivan Argunov was often commissioned portrayals of the most high-rank personas, because the Russian nobility considered it to be a representation of good manners to display Royal portraits in their palaces. In such cases, the artist made exemplary copies of paintings, which normally had been created by foreign masters. That is how the artist was using the French original paintings to work on ceremonial portraits of Empress Elizabeth, Grand Duchess Catherine Alekseevna, as well as Empress Catherine the Second. Ivan Petrovich painted a portrait of Countess Tolstoy, depicting her with spokes and yarn lying on her lap. For the first time in Russian portrait painting, the artist was able to show the daily life and affections of people, his/her personality, as well as to suspend a moment of an ordinary day, keeping it for centuries. This type of image is called "intimate portrait", coming from the fact that the viewer seems to get access to the intimate, personal world of the sitter. There were more and more people who wanted to get a portrait made by Argunov. One day he received an unusual order from count Sheremetyev, who asked to paint his deceased parents, but in a way that he remembers them being in the prime of their years. So, Argunov became one of the first who began to create portraits of dead people, the so-called retrospective portrait. "Portrait of the unknown in Russian costume" - this painting by Ivan Argunov was the first work on a peasant theme in Russian art. It depicts as if a stately, dignified woman dressed as a peasant in the Moscow province. Her image is full of light and purity, and kokoshnik appears to look like a Royal crown. Children's portrait was a special topic in Argunov's art. One of his most famous works is "the Portrait of kalmychka Anushka", an image of the pupil of V. A. Sheremetyev, which was created in 1767. Overall, the most active and fruitful period in the artist's work fell on the 1760s. Only once Argunov painted a historical painting called "the Death of Cleopatra" (1750). The artist often worked on commissions of ceremonial portraits.

In the 1770s, Ivan Petrovich worked less and less, as the duties of the major-domo of the "Million" House of Sheremetev did not leave enough time for painting. When the Sheremetevs moved from St. Petersburg to Moscow, they took Argunov with them, and again appointed the famous artist of both capitals as the manager of their Moscow Palace in 1788. In fact, since the late 1780s, Argunov has not actually engaged in painting, because he was appointed a member of the Serf Board, dealing with all economic affairs of the Count. Despite his successful artistic career, serf could not abandon the count's command. The sons of Ivan Petrovich had already grown up by this time and followed in his footsteps. Paul became a famous architect, and Nicholas and Jacob - painters who inherited the talent of his father. Ivan Petrovich lived seventy-three years and died at the beginning of the XIX century, in 1802.



Иван Петрович Аргунов это художник, который стоял у самого основания русской школы портретной живописи в XVIII веке. Он использовал приемы барокко, и, тем самым, оказывал влияние на развитие русской реалистичной живописи, прекрасно сочетая подлинную национальную самобытность и иностранные техники в своих работах. Судьбу художника можно посчитать достаточно драматичной, ведь он остался сиротой и, к тому же, всю свою жизнь был крепостным. Эта двойственность всегда тяготила Ивана Петровича: с одной стороны, он стал известнейшим и востребованным художником, но с другой, формально, так и считался бесправным рабом. Иван Аргунов родился в 1729 году и вырос в семье своего дяди Семена Михайловича Аргунова, который служил дворецким князей Черкасских, а позже, после того, как семья Аргуновых перешла в собственность графа Шереметева в 1743 году, был управляющим "Миллионного" дома. Род графа Шереметева был одним из богатейших родов в то время. Эта знатная семья владела известным Фонтанным домом в Петербурге и грандиозной усадьбой Кусково вблизи Москвы. Никакого специального, официального художественного образования Аргунов не получал, ведь ему была уготована жизнь полная множества хозяйственных обязанностей, которые он должен был исполнять по воле графа Шереметева. Однако, Шереметевы, в особенности, коллекционер и меценат, граф Петр Борисович, любили искусство и покровительствовали своим талантливым крепостным, которым щедро давали возможность проявить себя творчески если не в полной мере, то хотя бы отчасти. Соприкосновение маленького Ивана и искусства началось с того, что его двоюродные братья, воспитанники Андрея Матвеева в Канцелярии от строений, сильно повлияли на формирование художественного мировоззрения Ивана Петровича. Его незаурядные способности стали вскоре очевидны, и дядя, Семен Михайлович, обратил внимание графа Петра Борисовича на талант Ивана.

Таким образом, благодаря милости своего хозяина, который решил из одаренного юноши сделать своего "домового" художника, в 1746 году Иван Аргунов был определен на учебу к немецкому художнику, известному маэстро Георгу Христоферу Грооту, придворному живописцу императрицы Елизаветы, который прибыл из Штуттгарта. Академия Художеств в России открылась значительно позже, только в 1758 году, и во время становления Аргунова как живописца художников обучали просто. Для тех, кто начинал свой творческий путь, основные заповеди были: наблюдай и старайся писать точно так же, как твой учитель, слушайся его во всем и в споры не вступай, а как научишься, то будешь ему помогать. Спустя несколько лет немец Гроот понял, что его ученик, крепостной графа Шереметьева, может уже работать и самостоятельно. По приглашению Гроота, Аргунов создал свои первые иконы для придворной церкви Большого Царскосельского дворца возле Петербурга и Воскресенского монастыря в Новом Иерусалиме под Москвой. В 1949 году обучение было официально завершено и Аргунов стал совмещать свои обязанности крепостного и профессионального художника. Он много писал своих хозяев, Шереметьевых. Среди ранних портретов также числятся изображения князя Ивана Ивановича и княгини Екатерины Александровны Лабановых-Ростовских. В этих работах еще очень четко проступают черты русской парсунной живописи и декоративная красочность, берущая свое начало в народном искусстве. В 1753 - 1758 годах в мастерской у Аргунова появились необычные ученики: императрица Елизавета Петровна отдала ему в ученье своих придворных певчих, у которых сели голоса, А.П.Лосенко, К.И.Головачевский и И.С.Саблуков. Лосенко стал позднее профессором и директором Академии художеств, а Головочевский - инспектором этой же Академии. Таким образом, Аргунов внес свой значительный вклад в развитие национального художественного образования еще до открытия Академии художеств в России.

Аргунову нередко заказывали изображения высочайших особ, ведь российская знать считала хорошим тоном иметь у себя во дворцах царские портреты. В таких случаях художник делал примерные копии с картин, выполненных, как правило, иностранными мастерами. Именно так с французских оригиналов писал художник парадные портреты императрицы Елизаветы Петровны, великой княгини Екатерины Алексеевны, а также, императрицы Екатерины Второй. Иван Петрович написал портрет графини Толстой, изобразив ее со спицами и пряжей, лежащими на ее коленях. Впервые в русской портретной живописи художник сумел показать повседневную жизнь и привязанности человека, его личность, а также, остановить мгновение обычного дня, сохранив его на века. Этот тип изображения получил название "интимный портрет", происходя из того факта, что зритель будто получает доступ в интимный, личный мир персонажа. Желающих получить от Аргунова свой портрет все прибавлялось. Однажды он получил необычный заказ от графа Шереметьева, который попросил написать его покойных родителей, но такими, какими их помнили в лучшие годы. Так, Аргунов стал одним из первых, кто начал рисовать портреты уже ушедших людей, так называемый, ретроспективный портрет. "Портрет неизвестной в русском костюме" - эта картина кисти Ивана Аргунова в русском искусстве стала первым полотном на крестьянскую тему. На ней изображена царственно величавая женщина в наряде крестьянки московской губернии. Ее образ полон света и чистоты, а кокошник выглядит словно царская корона. Детский портрет - особая тема в живописи Аргунова. Одно из самых его известных произведений - "Портрет калмычки Аннушки", изображение воспитанницы В. А. Шереметьевой, которое было создано в 1767 году. В целом, самый активный и плодотворный период в творчестве художника пришелся на 1760-е годы. Лишь однажды Аргунов написал историческую картину под названием "Смерть Клеопатры" (1750). Художник чаще всего писал заказные парадные портреты.

В 1770-х годах Иван Петрович работает все меньше, так как обязанности управляющего Миллионным домом Шереметева не оставляют достаточно времени на живопись. Когда Шереметьевы переехали из Петербурга в Москву, то взяли с собой и Аргунова, и опять назначили знаменитого в обеих столицах художника управляющим их московского дворца в 1788 году. В действительности, с конца 1780-х Аргунов уже фактически не занимается живописью, ведь его назначали членом крепостной коллегии, занимающейся всеми хозяйственными делами графа. Несмотря на свою успешную художественную карьеру, крепостной никак не мог отказаться от графского повеления. Сыновья Ивана Петровича уже выросли к этому моменту и пошли по его стопам. Павел стал известным архитектором, а Николай и Яков - живописцами, унаследовавшими талант отца. Иван Петрович прожил семьдесят три года и скончался в самом начале XIX века, в 1802 году.

Bibliography:

Преснова, Н. (2005). Все Аргуновы. [online] Nasledie-rus.ru. Available at: http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/7711.php [Accessed 7 Nov. 2018].
Селинова Т.А. (1973) Иван Аргунов. Москва: Искусство.
Станюкович В.К. (1928) Крепостные художники Шереметевых // Записки историко-бытового отдела ГРМ. Вып.1. Ленинград. с.131.
Успенский А.И. (1913) Словарь художников, в ХVIII веке писавших в Императорских Дворцах. Москва.
Шарандак, Н. П. (1977) Иван Аргунов: 1727 - 1802. Ленинград: Художник РСФСР.
Ямщиков, С. В. (1976). Русский портрет XVIII-XIX веков в музеях РСФСР. Москва: Изобразительное искусство. с. 1-248.

Paintings

Portrait of a Peasant Woman in a Russian Costume

Portrait of a Peasant Woman in a Russian Costume, 1784

Oil on Canvas, 67 x 53.6 cm

The State Tretyakov Gallery

Moscow, Russia