Please do not touch the artwork: security in Russian museums
22.06.2018
The recent slashing of the priceless Ilya Repin painting “Ivan the Terrible and his son Ivan” has reignited the discussion of security in Russian museums. The last time it was brought up was in 2015 following an attack on the “Sculpture which we do not see” exhibition in Moscow. The attack then resulted in damages up to 1mn rubles to the work of sculptor Vadim Sidur.

In the same year, 2015, President Vladimir Putin signed a decree (No. 356 of July 13) on the bodies of internal affairs. This essentially meant that museums no longer had physical guards to watch over the work, now reduced to technological security such as cameras, alarms and security barriers. However in the instance of Museum vandalism, these measures have proven not to be enough as it is a matter of immediate response, and the security measures available to the museums are designed to alarm the staff of an ongoing crime rather than preventing it.

In 2016 the Russian government assigned Rosgvardia to the protection of artworks and an official list of works to be protected was made. However today there is still a massive deficit in guards, around a thousand in number, and many institutions remain without security. Although it is practically impossible to predict when the next madman decides to attack a work of art, it is undeniable that had the Tretyakov Gallery been guarded by trained professionals, the slashing and the resulted damages could have been prevented.

Between the years of 2015-2017, 869 million rubles was allocated for security in museums of federal significance. Generally, this money comes from government subsidies. In this case, all museums, both public and private, are required to provide the costs of ensuring the safety of works, employees and visitors themselves. Many institutions allocate non-budget funds for these causes, this money usually goes to improving technical security measures and do not aid in preventing vandalism.

Some museums have taken an alternative approach, the GARAGE Museum of contemporary art in Moscow has begun training its personnel according to the international standard of protection of artworks and museum spaces. The Tretyakov Gallery too, has decided to invite physiologists in order to train staff to identify potentially suspicious visitors.

Meanwhile, following the tragic Tretyakov slashing, the Russian Ministry of Culture is currently considering reevaluating the current government-provided security and a potential increase of security staff. Furthermore, the Ministry is preparing an appeal of the current law in regards to punishment related to cultural vandalism, hoping to increase the current maximum sentence of 3 years in jail and a measly 3 mn rubles. The Ministry expresses that it is simply not enough, considering the value of the damaged artworks — we need to send a clear message that these crimes will be heavily punishable, perhaps then it will make the vandals consider it twice. 


Ivan the Terrible and his son Ivan by Ilya Repin, recently slashed by a drunk vandal at the Tretyakov Gallery

Пожалуйста, не трогайте экспонаты: безопасность в российских музеях

Недавняя атака на бесценную картину Ильи Репина «Иван Грозный и его сын Иван» вновь вызвала обсуждение проблем безопасности в российских музеях. Последний раз вопрос был поднят в 2015 году после атаки на выставку «Скульптура, которую мы не видим» в Москве. Нападение привело к нанесению ущерба до 1 млн рублей работам скульптора Вадима Сидура.

В том же году президент Владимир Путин подписал указ (№ 356 от 13 июля) о сокращении штатной численности органов внутренних дел. Это, по сути, означало, что в музеях больше не стало физической охраны, чтобы следить за экспонатами, и теперь охрана сводится к технологиям, таким как камеры, сигнализация и барьеры безопасности. Однако в случае вандализма в музее эти меры оказались недостаточными, поскольку это вопрос немедленного реагирования, а меры безопасности, доступные музеям, призваны лишь предупредить персонал о происходящим преступлении.

В 2016 году российское правительство поручило Росгвардии защиту произведений искусства, и был составлен официальный список ценных работ подлежащих охране. Однако сегодня по-прежнему существует дефицит около 1 тыс. штатных единиц, которые должны охранять федеральные музеи, и многие учреждения остаются без охраны. Хотя предсказать, когда следующий сумасшедший решит напасть на произведение искусства, практически невозможно, очевидно, что если Третьяковская галерея имела бы надлежащий персонал, нанесенный ущерб можно было бы предотвратить.

В период с 2015 по 2017 год на охрану в музеях федерального значения было выделено 869 миллионов рублей. Как правило, эти деньги поступают из государственных субсидий. В этом случае все музеи, как государственные, так и частные, обязаны обеспечивать расходы на безопасность экспонатов, сотрудников и посетителей. Эти деньги обычно идут на улучшение технических мер безопасности, что не помогает предотвратить вандализм.

Некоторые музеи приняли альтернативный подход. Так Музей современного искусства ГАРАЖ в Москве начал подготовку своих сотрудников в соответствии с международным стандартом охраны произведений искусства и музейных пространств, а Третьяковская галерея решила пригласить психологов для обучения персонала выявлению потенциально подозрительных посетителей.

Между тем, после трагической истории в Третьяковке, Министерство культуры рассматривает возможность переоценки критериев обеспечения безопасности и потенциального увеличения числа сотрудников охраны. Кроме того, министерство готовит апелляцию к действующему законодательству в отношении ужесточения наказания, связанного с культурным вандализмом, в надежде увеличить нынешний максимальный срок тюремного заключения 3 года и размер штрафа в 3 млн. рублей. Министерство заявляет, что этого недостаточно, учитывая ценность поврежденных работ — нужно направить четкое послание о том, что наказание за эти преступления будет суровым, возможно, тогда это заставит вандалов подумать дважды.