The story of Dmitry Tsaplin and how his works ended up in the Tretyakov Gallery
20.07.2018

The story of the Soviet sculptor Dmitry Tsaplin (1890 — 1967) is tragic, absurd and undeniably interesting. The artist never experienced huge success in the USSR, however he later gained recognition in Europe where he remained for several years before eventually returning home.

Tsaplin was a self taught master and the only formal education he received was a year at the Saratov artist workshops, which he attended after he had already developed a practice. The very first of his work, Tsaplin created in the trenches of the First World War.

In 1925 the young artist moves to Moscow in pursuit of success and recognition, during this time he participates in several exhibitions as well as two solo shows. During one of these solo exhibitions, he captures the attention of the People’s Commissar of Education Anatoly Lunacharsky, who sends Tsaplin to Paris for further education.

Once settled in Paris, the artist meets and befriends some of the other creatives active in the city at the time, including a friendship with Pablo Picasso. During his time abroad, Tsaplin also meets his future wife Tatiana Leshchenko, who was at the time married to businessman and philanthropist American Benjamin Pepper.

In 1931, Tsaplin and Leshchenko had a daughter Vera, whom due to her typical round Russian facial features, the family would often call Alenka.

From Paris, the artist and his family moved to Spain and settled on the island of Mallorca. Meanwhile elsewhere in Europe, his works were popular in London, Madrid and Paris where several exhibitions of his work were held. However, although his work was received well and fit in with the art-deco style popular in Europe at the time, Tsaplin was reluctant to sell work abroad, he was saving them to bring back to Soviet Russia.

In 1935, Dmitry Tsaplin eventually returned to the USSR , bringing back with him a big collection of sculptures and a whole lot of hopes. Although some of the returning artists were shunned, Tsaplin actually had a decent reception — in three years after returning home, he was given an apartment in Moscow and a large workshop space. The workshop was famously visited by creatives like Vladimir Tatlin, Robert Falk and Aleksandr Tyshler who among Tsaplin’s artist friends.  

In regards to his work, his practice was often called formalist, his work was not exhibited and he received little commissions. However Tsaplin quickly found his niche in the USSR, focusing on animal forms. The theme of animals in sculptor, was widely popular in the Soviet Union. Several sculptures of fish, birds and animals by Tsaplin can be viewed at the Tretyakov Gallery. Although seemingly not fitting in, Tsaplin’s relatives still recall an interest from the side of the Soviet government and many museums and organizations were getting in touch with the artist to purchase work. Today his work can be found at the Tretyakov, Russian Museum, Mayakovsky Museum and several others. Interestingly enough, Tsaplin was still reluctant to part with his work, and whenever enquired about a purchase he would often skyrocket the prices in order to drive away the customer.

Tsaplin would often experiment with material and abstraction, turning to materials such as glass — these works are now long gone, together with most of the artist’s legacy.
After the sculptor’s death in 1967, his works were inherited by his daughter who had fallen out with the rest of the family. During her lifetime, the workshop was plundered and the criminals made away with the smaller work, the larger ones which remained untouched were hidden in the basement.

In early 2000s the works from the basement were retrieved by sculptor Vladimir Buinachev, who considered Tsaplin a mentor. The works were taken to the Association of Moscow Sculptors and for a while were kept wherever they would fit, some stood in the hallways and a larger stone piece was placed in the yard.

In 2013, Tsaplin’s daughter met a tragic death during a dispute with the so-called “black realtors” who took over her apartment. When, after a long dispute at the courts, her family eventually got into the apartment, it was empty of all works and the family paper archive was emptied out into a pile on the balcony — this was later donated to the Tretyakov Gallery. After a lot of convincing, the Association of Moscow Sculptors eventually agreed to hand over the remaining sculptures to the Gallery.

Two larger works were recently acquired by the Gallery, “Rising” and “Red Army Man” — one was purchased with funds collected from the sponsors and the other was gifted to the Gallery by the family of the artist. The Tretyakov will soon begin restoring these works as they’re both missing parts which arrived in a box together with the works.

The remaining 24 works, although kept in the Tretyakov Gallery, remain the property of the artist’s family. Although the Gallery hopes to one day purchase at least half of the works, currently the fate of the sculptures is unknown because after a series of court-goings, the family can simply not afford to donate the remaining pieces to the Gallery.



История Дмитрия Цаплина и о том как его работы оказались в Третьяковской галерее

История советского скульптора Дмитрия Цаплина (1890 - 1967) трагична, нелепа и бесспорно интересна. Художник никогда не испытывал большого успеха в СССР, однако получил значительное признание в Европе, где он пребывал много лет до возвращения на родину.

Цаплин был мастером-самоучкой, единственное официальное образование, которое он получил — год в Саратовских художественных мастерских, где он учился уже разработав свой творческий почерк. А самые первые из своих творений Цаплин создал в окопах Первой Мировой войны.

В 1925 году молодой художник переехал в Москву в поисках успеха и признания где он участвует в нескольких экспозициях, а также в двух персональных выставках. Во время одной из этих выставок он привлек внимание наркома просвещения Анатолия Луначарского, который отправил Цаплина в Париж для дальнейшего обучения.

Поселившись в Париже художник познакомился с некоторыми из других творческих личностей, находящихся в городе в то время, включая испанца Пабло Пикассо. За время жизни за границей Цаплин также успел встретить свою будущую жену Татьяну Лещенко, которая в то время была замужем за американским бизнесменом и филантропом Бенджамином Пеппером.

В 1931 году у Цаплина и Лещенко родилась дочь Вера, которую из-за типично русских округлых черт лица в семье часто называли Аленой.

Из Парижа художник со своей семьей переехал в Испанию и поселился на острове Майорка. В это время его работы были популярны в Лондоне, Мадриде и Париже, где было проведено несколько выставок его скульптур. Однако, несмотря на то, что его работы были хорошо восприняты и вписывались в популярный в ту пору в Европе стиль арт-деко, Цаплин неохотно продавал работы за границей, он берег их для возвращения в Советскую Россию.

В 1935 году Дмитрий Цаплин наконец вернулся в СССР, привезя вместе с собой большую коллекцию скульптур и множество надежд. Хотя не всех возвращенцев встречали с открытыми объятиями, Цаплин получил достаточно приличный прием — уже через три года после возвращения домой ему дали квартиру в Москве и большую мастерскую. Мастерскую часто посещали такие друзья Цаплина как Владимир Татлин, Роберт Фальк и Александр Тышлер.

Что касается его работ, его творчество часто обвиняли в формализме, скульптуры не выставлялись, и художник не получал заказов. Однако Цаплин быстро нашел свою нишу в СССР , сосредоточившись на анималистике. Тема животных была широко популярна в Советском Союзе. Несколько скульптур рыб, птиц и животных Цаплина можно посмотреть в постоянной экспозиции Третьяковской галереи. Хотя Цаплин вроде не вписывался в мейнстрим, родственники вспоминают интерес со стороны Советского правительства, и многие музеи и организации связывались с художником, чтобы купить его работы. Сегодня его скульптуры находятся в Третьяковке, Русском музее, Музее Маяковского и некоторых других. Интересно то, что Цаплин все еще неохотно расставался с работами, и всякий раз, когда получал запрос о покупке, он часто увеличивал цены, таким образом отгоняя клиента. 

Цаплин часто экспериментировал с абстракцией и обращался к нестандартным материалам, таким как стекло — эти работы теперь давно исчезли вместе с большей частью наследия художника.

После смерти скульптора в 1967 году его работы были унаследованы дочерью, которая в то время уже не поддерживала отношения с остальной семьей. Во время ее жизни мастерская была разграблена, маленькие работы растащили, а более крупные, которые остались нетронутыми, были спрятаны в подвале.

В начале 2000-х годов работы из подвала были вывезены скульптором Владимиром Буйначевым, который считал Цаплина своим наставником. Работы были доставлены в Ассоциацию московских скульпторов и некоторое время хранились где попало, некоторые стояли в коридорах, а во дворе была поставлена ​​большая каменная работа «Витязь».

В 2013 году дочь Цаплина трагически погибла став жертвой так называемых «черных риэлторов», которые захватили ее квартиру. Когда после долгого спора в суде ее семья в конце концов попала в квартиру, в ней уже не было работ художника, а семейный бумажный архив был свален в кучу на балконе. Позднее этот архив был передан в Третьяковскую галерею. После многих убеждений Ассоциация московских скульпторов в конечном итоге согласилась туда же передать оставшиеся скульптуры.

Две крупные работы, «Встающий» и «Красноармеец», были недавно приобретены Третьяковкой — одна была куплена за счет средств собранных у спонсоров, а вторая была подарена семьей художника. Музей скоро начнет долгую реставрацию работ, поскольку у обеих обломаны части, которые прибыли в отдельной коробке.

Остальные 24 работы, хотя и хранятся в Третьяковской галерее, остаются собственностью семьи художника. Несмотря на то что Галерея надеется, что в будущем удастся приобрести хотя бы половину произведений, в настоящее время судьба скульптур неизвестна, поскольку после серии недешевых судебных разбирательств семья не может позволить себе пожертвовать оставшиеся работы.