Fake avant-garde?
28.01.2018

Last week, a lot of publicity was generated by an exhibition of 26 never before seen artworks of the Russian avant-garde on display at the Museum voor Schone Kunsten in Ghent, Belgium.

The pictures are on loan from the Dieleghem Foundation in Belgium ran by a Russian businessman, Igor Toporovski. The MSK has expressed that Toporovski is using their establishment as a platform to share these priceless works with the rest of the world. The exhibition consists of works attributed to artists like Kazimir Malevich , Wassily Kandinsky, Aleksej von Jawlensky, Ljubov Popova and Olga Rozanova. There even are two objects in the show, a Vologda region distaff and a hawker’s basket, both decorated with painting attributed to Malevich.

So why exactly did this generous act on behalf of Toporovski get such a negative response? The reason lies in the the provenance of the 26 works mentioned above, or rather the lack of it.

The intriguing part about the newly displayed Russian avant-garde is that it has generated a lot of negative attention due a lack of evidence of its authenticity. In fact, 11 experts on the Russian avant-garde including art historian Dr Natalia Murray, Dr Vivian Endicott Barnett, Dr Konstantin Akinsha and Professor Aleksandra Shatskikh have rallied together and produced an open letter to the MSK, published by the Art Newspaper. In this letter they question the authenticity and provenance of the artworks.

“All the works on display can be described as highly questionable.”

They then go on to highlight such facts as a lack of exhibition history, lack of mention in serious academic publications as well as any traceable sales records. Furthermore, the alleged work of Kandinsky and Jawlensky can not be identified in the catalogues raisonné, which are the internationally recognized sources for determining authenticity of the works by these artists.

The letter concludes with a polite request to take down the exhibition until provenance can be established and two questions can be answered: where have the works come from and who authenticated them?

Although the 11 experts did not directly call the works fakes, others did. Vitaly Patsyukov, the curator at Moscow’s State Centre of Modern art said the following in an interview on the matter.

“These are clearly fakes, they are compiled from fragments.”

Since, the museum and Toporovski himself have responded insisting on the authenticity of the works. Toporovski claims that the pictures were acquired by his extended family over several decades from the Stalin era from “reputable private sources”.

Although originally, Toporovski denied requests to share any documents or detailed information about the provenance or authenticity of the work claiming it as “classified info” the Flemish Minister of Culture Sven Gantz has since interfered upon noticing the story gaining international traction.

Toporovski has now agreed to share the confidential documents and allow the works to be scientifically tested and authenticated. An investigation is now on-going but the exhibition will continue to run until further development.


Image and video hosting by TinyPic
Image courtesy of the Museum of Fine Arts, Ghent.
Фотография предоставлена Музеем изобразительных искусств, Гент.

Липовый Авангард?

На прошлой неделе появилось много сообщений в новостях о выставке 26 картин русского авангарда, выставленных в Мuseum voor Schone Kunsten в Бельгии.
Картины висят в музее одолженные из Фонда Дилегема в Бельгии, которым управляет российский бизнесмен Игорь Топоровский. Галлерея MSK заявила, что Топоровский использует их учреждение в качестве платформы для открытия этих бесценных работ мировой общественности. 

На выставке выставлены работы, приписанные таким художникам грандам как Казимир Малевич, Василий Кандинский, Алексей Явленский, Любовь Попова и Ольга Розанова. На выставке даже есть два объекта: прялка из Вологодской области и корзина охотника, оба предмета украшены живописью приписываемой Малевичу. 

Так почему же этот щедрый поступок от имени Топоровского получил такой негативный ответ? Причина кроется в происхождении 26 работ, упомянутых выше, или скорее в его отсутствии. 

Интригующая деталь этого появления доселе неизвестных работ русского авангарда заключается в обширном негативном внимании из-за отсутствия доказательств подлинности представленных «шедевров». 

11 общепризнанных экспертов по российскому авангарду, в том числе искусствовед д-р Наталия Мюррей, д-р Вивиан Эндикотт Барнетт, д-р Константин Акинша и профессор Александра Шатских, написали коллективное открытое письмо для МСК, опубликованное в «Art Newspaper». В этом письме они подвергают сомнению подлинность и происхождение этих новых произведений. 

«Все показанные работы можно охарактеризовать как очень сомнительные».

В письме выделяются такие факты, как отсутствие истории выставок, отсутствие упоминания в серьезных научных публикациях, а также отсутствие любых прослеживаемых отчетах о продажах. Кроме того, предполагаемые работы Кандинского и Явленского не могут быть идентифицированы в каталогах raisonné, которые являются международно признанными источниками для определения подлинности произведений этих художников.

Письмо заканчивается вежливой просьбой приостановить выставку до тех пор, пока провенанс не будет установлен, и будут получены ответы на два вопроса: откуда взялись работы и кто их аутентифицировал? 

Хотя 11 экспертов напрямую не называли подделками произведений, другие не постеснялись. Виталий Пацюков, куратор Государственного центра современного искусства в Москве, сказал следующее в интервью по этому вопросу. 

«Это явно подделки, они составлены из фрагментов (других картин)».

Музей и сам Топоровский отреагировали, настаивая на подлинности произведений - Топоровский сам утверждает, что картины были приобретены его семьей в течение нескольких десятилетий со времён Сталинской эпохи от «авторитетных частных источников».

Изначально Топоровский отрицал просьбы об обмене любыми документами или подробной информацией о происхождении или подлинности работ, заявляя, что это «секретная информация». Однако, после того как фламандский министр культуры Свен Ганц вмешался в историю, приобретающую международный резонанс, Топоровский согласился поделиться конфиденциальными документами и позволить научно исследовать работы. 

В настоящее время идет расследование, но выставка будет продолжаться до дальнейшего развития событий.