Каталог
Эрик Булатов (1933)
ЖИВУ ВИЖУ
1988

Эрик Булатов (1933)
ЖИВУ ВИЖУ
1988

подписано карандашом и датировано 1988
литография
48 x 40 cm

Цена по запросу
Живу Вижу это работа одного из реформаторов мирового искусства второй половины ХХ века, Эрика Булатова. Теперь уже, как сказали бы многие, классик современного искусства, и автор необычайных, по сути, одних таких в своем роде, уникальных графических работ и живописных полотен, Булатов, является выдающимся художником всемирного масштаба, работы которого экспонируется в крупнейших музеях мира и частных собраниях. Живу Вижу - это пример концептуального подхода, с помощью которого, Булатов задает вопросы, имеющие чрезвычайно важное значение для нового искусства: о связи слова и изображения в визуальном пространстве, об определении положения зрителя по отношению к произведению искусства, о взаимодействии традиции и нововведений. Одна из самых характерных черт произведений Булатова, это использование печатного текста, как живописной метафоры. Эксперименты со словом и изображением, и их взаимосвязи проводил еще Рене Магритт, бельгийский художник-сюрреалист, в середине ХХ века. С помощью текста Магритт представил свою версию противопоставления реального мира иллюзорному, основанному на разуме, и алогичное столкновение этих миров, отделение слова от изображения. Однако, Булатов вывел соотношение текста и объекта на совершенно иной уровень, добавив политической идеологии и актуальные проблемы, углубив конфликт противопоставления двух плоскостей - физической плоскости, на которую с помощью разнообразных средств художественного выражения наносится изображение, и пространства, в которое эта плоскость впоследствии трансформируется.  

Так получилось, что работы Булатова и его имя критики и искусствоведы всегда пытались привязать к множеству исторических и стилистических штампов, как бы ограничить концепт строгими рамками. К каким только направлениям не приписывали работы художника: нонконформизм, соц-арт, поп-арт, фотореализм, и т.д. Классифицируя таким образом произведения Булатова, происходит упрощение всей идеи, искажение акцентов, а также общественной миссии художника. Работы Булатова всегда имеют несколько слоев: зрительский, физический, и слой духовного, метафизического света, который находится в глубине картины. Булатов глубоко убежден, что искусство может быть той точкой опоры, которая находится за границей социального пространства, за пределами любых идеологий, режимов, и других сковывающих факторов мировосприятия. Именно за этими границами социального пространства находится свобода, и, в следствии этого, возможность посмотреть на жизнь со стороны. Булатов всегда воспринимал проблему свободы и несвободы, как пространственную проблему, конфликт двух плоскостей. Содержание работ Булатова как раз-таки и заключается в этом конфликте между пространств. Канон европейской живописи вплоть до относительно недавнего времени подразумевал, что гармоничный дуэт этих плоскостей и есть идеал в искусстве, к которому должен стремиться любой художник для достижения своей цели. Однако, инновация современного искусства во многом состоит в осознании значимости физического пространства произведения искусства как самостоятельного элемента в передаче идеи художника.

Сам Булатов говорил, что "картина - это не цель, а путь; через картину, как я надеюсь, я могу куда-то пройти". Даже с точки зрения визуального восприятия, многие работы Булатова, не исключая и Живу Вижу, как бы предлагают окунуться в иное пространство, затягивая внутрь произведения искусства благодаря своей композиции. Будь то путь к осознанию, ощущению проблем, которые фиксировали работы Булатова, или путь, словно машина времени, который приводит нас к той реальности ушедших дней, Булатову удалось "поймать нерв", как говорил он сам. Своими произведениями художник отделял фальшь идеологической действительности. Он активно высказывал свое видение с помощью икон времени, элементов китча и массовой культуры, того, что у людей было настолько привито в подсознание с детства, что зачастую они уже не могли вглядеться в истинное положение дел. Известный художник, Илья Кабаков, верный друг Булатова, говорил, что Булатов "совершенно по-особенному использовал идеологическую изобразительную продукцию. Таким образом, что это усиливало опасность, фальшивость, безобразие и агрессивность, которая заключена в советской художественной продукции". Спустя десятилетия, уже не будучи под запретом для показа, как в советские времена, работы Булатова все равно пронизывают зрителя своей резкостью и драматизмом.

Для Живу Вижу Булатов заимствовал текст из поэзии 1970 года Всеволода Некрасова: "Я хотя / не хочу / и не ищу / живу и вижу". Поэзия Некрасова так же, как и работы Булатова, боролись с тоталитарной властью и ее следствиями. Эта строчка, квинтэссенция стихотворения, неоднократно возвращалась в литографии и картины художника. В одном из своих интервью, Булатов заявлял, что эти слова являются частью его жизненного кредо. Несмотря на все изменения в жизни, расширения концентрации внимания от политического горизонта к экзистенциальному, художник все равно продолжает обозревать, творить, работать с тем, что дается на данный момент. В этой литографии внимание зрителя мгновенно приковывают светлые, гигантские, объемные буквы, пересекающие все пространство по диагонали, перспективой уходя вдаль. Одной из главных миссий художника является вовлечение зрителя в активное участие, в странствие вглубь изображенного пространства, а не только пассивное созерцание поверхности работы. Таким образом происходит гораздо больший эмоциональный резонанс в душе зрителя. Это очень характерное качество для современного искусства, и, отчасти, по этой причине, работы Булатова остаются так актуальны и по сей день. Слова будто затягивают нас в пространство и возвращают тем же путем назад. Булатов выработал для себя "горизонтально-диагональную" теорию, которая заключается в том, что вертикальные линии предназначены для реальных объектов, а диагонали и горизонтали для рисунка, живописи. Диагональ в работах Булатова отсылает зрителя к принципам Супрематизма и Конструктивизма: она как будто открывает пространство для зрителя, приглашает его войти, но при этом, оставляет все же четкое ощущение плоской поверхности бумаги или холста. Слова вписываются гармонично в среду, не контрастируют с фоном, как это часто бывает в работах Булатова, где цвет играет важную роль. Фон напоминает небо и облака - представление абсолютной экзистенциальной свободы. Это узнаваемый пейзаж, близкий всем нам. Однако, зачастую мы перестаем обращать внимание на то, что так часто находится у нас перед глазами. Булатов обозначил свою миссию в искусстве так: "Мое дело было показать современное сознание, состоящее из обычных вещей, которые присутствуют в каждом дне и на которые люди даже не обращают внимания". Художник живет и видит, и через свои работы пытается поделиться своим видением с другими.